Выставка «ПУШКИН И ДОСТОЕВСКИЙ». Иллюстрации Бориса Непомнящего к роману «Братья Карамазовы»

Государственный музей А. С. Пушкина - Читальный зал
(Пречистенка, 12/2, ст. м. "Кропоткинская")


Выставка
«ПУШКИН И ДОСТОЕВСКИЙ»
Иллюстрации Бориса Непомнящего
к роману «Братья Карамазовы»


К 200-летию со дня рождения Ф.М. Достоевского

Время работы выставки:
с 27 февраля 2021 г.


Вернисаж: 
26 февраля 2021 г., 16:00

Борис Львович Непомнящий

1945, 18 августа  – родился в Киеве.
1966 – окончил Одесское государственное художественное училище им. М. Б. Грекова.
1971 – окончил Ленинградское высшее художественно-промышленное училище им. В. И. Мухиной. Переехал в Новгород, по распределению.
1975 – принят в Союз художников СССР.
1988 – получил звание «Заслуженный художник РСФСР».
1998 – получил звание «Народный художник Российской Федерации».
1994–2005 – занимал должность председателя Новгородской организации Союза художников России.
2006 – награжден дипломом и золотой медалью Российской Академии художеств.
2009 – избран членом-корреспондентом Российской Академии художеств.
Работы Бориса Непомнящего находятся в коллекциях 19 государственных музеев и галерей России и зарубежных стран.
 

Борис Львович Непомнящий – выдающийся мастер офорта. К этой технике он впервые обратился в 1970-е годы. Его экслибрисы, трактовки образов и событий повести Н. В. Гоголя «Записки сумасшедшего» и романа Ф. М. Достоевского «Братья Карамазовы», станковые серии «1905 год» и «Рождение комсомола» были высоко оценены художниками, критикой и зрителями тех лет. Интересны они и сегодня. В 1980–1990-е годы он работал и как мастер станковой гравюры, и как иллюстратор. Виртуозное владение рисунком и композицией, понимание значения детали, стремление не к внешним эффектам, а к постижению сути того, что изображается, стали залогом появления произведений значительных по смыслу и выразительных по форме.
 
Выставка Бориса Непомнящего в Государственном музее А. С. Пушкина посвящена мотивам романа Ф. М. Достоевского «Братья Карамазовы» в творчестве художника разных лет.

Впервые он обратился к этой книге в 1978 году. Четыре графических листа, выполненных в технике цветного офорта, раскрывают несколько важнейших тем. Среди них размышления Ивана Карамазова о Боге и мире, о «слезе ребенка», о том, что не может быть построен гармоничный мир, если в его основе лежит страдание невинного. Художник создает сложное пространство, объединяя события, протяженные во времени. Разделяет «этот» и «другой» мир, удивительно точно работая цветом. Образы офортов отстранены от зрителя, они где-то там, далеко. Они очищены от бытовых черт, но вместе с тем вполне узнаваемы и не противоречат тексту.

В 1983 году Борис Непомнящий вновь погружается в мир «Карамазовых». Портреты Федора Павловича, Ивана и Алёши возникают из легких линий-паутинок, передавая суть образов, их нерв. Художник достигает большой психологической точности, его трактовка глубока и очень индивидуальна. Она предполагает определенную свободу толкования и восприятия зрителем.

Самый большой цикл иллюстраций был создан в 2014–2015 годах, при художественном оформлении Музея романа «Братья Карамазовы» в Старой Руссе. В 29 рисунках большого формата, воплотивших галерею образов самого сложного, философски нагруженного и многослойного произведения Ф. М. Достоевского, перед зрителем предстают все его главные персонажи. Они притягивают взгляд, заставляют вспоминать эпизоды и диалоги, становятся собеседниками и проводниками в тайны и глубины последней книги писателя. Мы видим ее героев будто через толщу времени, откуда художник словно «вытягивает» их одного за другим. Может быть, именно поэтому все персонажи кажутся старше, чем в романе: они далеко, но их страсти и тревоги понятны и близки нам.

Большое значение для понимания замысла художника имеют листы, посвященные поэме Ивана Карамазова «Великий инквизитор». Образы Христа и противостоящего ему Великого инквизитора привлекают трагизмом, интеллектуальной и духовной силой.
Графические серии Бориса Непомнящего помогают современному человеку открыть для себя Ф. М. Достоевского, великого писателя-философа, произведения которого вот уже более столетия дают пищу для ума и сердца людям, думающим о Мире, Боге и Человеке.
 

В 1880 году Достоевский принял участие в Пушкинском празднике, состоявшемся в Москве в честь открытия памятника поэту. Торжественные мероприятия, приуроченные к этому событию, стали яркой страницей в литературной и общественной жизни России. Помимо открытия памятника, созданного Опекушиным и установленного на Тверском бульваре, они включали в себя публичные заседания Общества любителей российской словесности, литературно-музыкальные вечера, торжественные обеды и выступления известных деятелей культуры, из которых лучшими были признаны речи Тургенева и Достоевского. Речь Достоевского о творчестве Пушкина «затмила все, произнесенное другими ораторами». Она настолько потрясла присутствующих, что совершенно незнакомые люди обнимали друг друга, давали слово измениться и быть лучше. По словам современника, «своею огненною речью» Достоевский «дал этому празднику душу», превратил его в «настоящее торжество». Писатель был единогласно избран почетным членом Общества любителей российской словесности и увенчан огромным лавровым венком, который он возложил к подножию памятника Пушкину.
 
[Из «Речи…» Достоевского о Пушкине]
«Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа, сказал Гоголь. Прибавлю от себя: и пророческое».
«Никогда еще ни один русский писатель <…> не соединялся так задушевно и родственно с народом своим, как Пушкин…»
 «Пушкин лишь один изо всех мировых поэтов обладает свойством перевоплощаться вполне в чужую национальность. Вот сцены из “Фауста”, вот “Скупой рыцарь” и баллада “Жил на свете рыцарь бедный”. Перечтите “Дон-Жуана”, и если бы не было подписи Пушкина, вы бы никогда не узнали, что это написал не испанец».
«…Мы уже можем указать на Пушкина, на всемирность и всечеловечность его гения. Ведь мог же он вместить чужие гении в душе своей, как родные. В искусстве, по крайней мере, в художественном творчестве, он проявил эту всемирность стремления русского духа неоспоримо…»
«Пушкин умер в полном развитии своих сил и бесспорно унес с собою в гроб некоторую великую тайну. И вот мы теперь без него эту тайну разгадываем».
 
Достоевский с детских лет находился под влиянием творчества Пушкина. В гостиной родительского дома он часто слушал чтение пушкинских произведений;  потрясенный смертью поэта, хотел носить по нему траур; а отправляясь в Петербург поступать в инженерное училище, собирался «сходить на место поединка и пробраться в бывшую квартиру Пушкина, чтобы увидеть ту комнату, в которой он испустил дух». Поклонение Пушкину писатель сохранил на всю жизнь. Это повлияло и на его творческие замыслы, и на их воплощение. «Бедные люди», «Записки из подполья», «Преступление и наказание», «Идиот», «Бесы», «Подросток», «Братья Карамазовы» и другие романы и повести полны пушкинских цитат и реминисценций. Концепция творчества Пушкина формировалась у Достоевского на протяжении всей жизни и окончательно обрела свои очертания в знаменитой пушкинской речи, которая, по словам современника, включала в себя «и оценку Пушкина как народного поэта, и исповедание веры самого г. Достоевского. <…> Чувствовалось, что Пушкина комментирует именно автор «Братьев Карамазовых». Это было последнее выступление Достоевского перед широкой аудиторией, и мысли, высказанные им в речи о Пушкине, стали восприниматься как духовное завещание писателя.

Выставка проходит в Читальном зале библиотеки
Государственного музея А.С. Пушкина по адресу ул. Пречистенка, 12/2
с 27 февраля 2021 г.


 
 
 
 
пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
Март 2021
 

 
 
 
 
 
 




Проект  "Московское долголетие"
 
ь